Запасы колышут ВВП

Запасы колышут ВВП

Данные Росстата об использовании ВВП в первом квартале 2021 года свидетельствуют, что на фоне снижения положительного вклада госпотребления замедление спада экономики поддержал заметный рост оборотных запасов. Судя по опросам компаний, эти запасы уже распроданы, а новые делать дорого из-за роста цен на сырье и материалы. И хотя бурный годовой рост макропоказателей заставляет чиновников экономического блока говорить об улучшении прогнозов на год, на качественном уровне оснований для такого оптимизма пока не обнаруживается.

Данные о структуре использования ВВП в первом квартале 2021 года (его падение, напомним, замедлилось до 0,7% в годовом выражении) позволяют дополнить картину восстановления экономики деталями. Снижение и объемов частного потребления, и их доли в ВВП выглядит понятным на фоне начавшегося в марте 2020 года потребительского ажиотажа перед локдауном, как и резкое замедление положительного вклада в динамику экономики госпотребления (практически до нуля, в годовом выражении рост расходов на госуправление составил 0,3%) из-за снижения поддержки здравоохранения в первом квартале (год назад она резко возросла, см. график).

В то же время статистики фиксируют заметный рост валового накопления (на 8% против 4,5% в первом квартале 2020 года). При этом капвложения сократились на 0,4%, а их доля в ВВП составила 14,9% против 15,4% год назад. Такая динамика сильно контрастирует с динамикой инвестиций, которые выросли на 2% (см. “Ъ” от 7 июня). И если данные об инвестициях в первом квартале фиксируют рост вложений в интеллектуальную собственность на 18,5%, то отрицательную динамику валового накопления основного капитала статистики поясняют «снижением накопления активов, не включаемых в состав инвестиций в основной капитал (ценностей, продуктов интеллектуальной собственности и др.)». Резкий же рост валового накопления связан «с увеличением прироста материальных оборотных средств преимущественно за счет готовой продукции на предприятиях обрабатывающих производств», поясняют в Росстате — их доля в ВВП за год выросла с 0,2% до 1,8%.

В результате если в четвертом квартале 2020 года положительный вклад в использование ВВП вносили расходы на госуправление и рост запасов (сырья и материалов, см. “Ъ” от 2 апреля), то в первом квартале этого года остались лишь запасы, и динамика роста экономики с учетом сезонности стабилизировалась (см. “Ъ” от 16 июня). Подскок же основных макроэкономических индикаторов во втором квартале (на фоне резкого спада годом ранее) сопровождался рекордным ростом цен на сырье и материалы в промышленности и таким же снижением запасов (см. “Ъ” от 2 июля). Таким образом, во втором квартале запасы послужат снижению использования ВВП, но частный спрос окажется относительно высок, хотя к лету его динамика начала ослабевать (см. “Ъ” от 29 июня и 1 июля).

Официально Минэкономики ждет роста ВВП в 2021 году на 2,9%, но глава министерства Максим Решетников уже анонсировал его повышение — министерство оценивает увеличение экономики за январь—май в 3,7% и почти в 11% в апреле и мае.

Пока годовые темпы роста ВВП чуть выше консенсуса на 2021 год (3,2%, см. “Ъ” от 10 июня), но уровень неопределенности в экономике крайне высок, как и разброс оценок экономистов. «Рост потребления непродовольственных товаров и расширение частных инвестиций во многом связаны с ожиданием скорого повышения процентных ставок (и соответственно, ухудшения условий бизнеса), а значит, может быстро закончиться»,— заключают аналитики ЦМАКП в июньском макрообзоре. В Райффайзенбанке отмечают, что «текущая динамика ВВП соответствует прогнозам», по итогам второго квартала там ждут роста экономики на 10% год к году и, отмечая, что второй квартал непоказателен (из-за локдаунов 2020 года), предполагают замедление годовых темпов до 2% в третьем и 0,7% в четвертом квартале (2,3% за год). «Эффект базы первой половины года сойдет на нет, и на первый план выйдут ожидаемо больший консерватизм расходов бюджета, ужесточение политики ЦБ, медленное наращивание добычи нефти в рамках ОПЕК+, а также возможные последствия третьей волны коронавируса и связанных с ней ограничений»,— поясняют в банке свой консерватизм. В Cberbank CIB, напротив, считают, что майский рост «был обусловлен не только эффектом низкой базы»: с учетом сезонности выпуск базовых отраслей вырос за месяц на 1,3%, уровень экономической активности превысил допандемийные значения, а ВВП в 2021 году вырастет на 3,6%. Аналитикам ING текущие данные, ограничение международных полетов и предвыборные выплаты позволили пересмотреть ожидания роста экономики на 2021 год с 2,5% до 3,8%. «Нам еще предстоит увидеть новые источники экономического роста после завершения посткоронавирусного восстановления, в то время как возможности для денежно-кредитной и бюджетной поддержки ограниченны, а для роста в частном секторе являются неопределенными»,— говорят они о перспективах экономики России после 2021 года.

Источник: kommersant.ru

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *