Атипичный декабрь

Атипичный декабрь

Данные Росстата о промпроизводстве в январе 2021 года демонстрируют спад год к году на 2,5%, заодно пересмотрены данные по декабрю — согласно новым оценкам, в последнем месяце 2020 года выпуск в промышленности год к году не падал на 0,2%, а рос на 2,1%. На деле и декабрьские, и январские цифры промпроизводства, видимо, мало что означают: все факторы, искажающие статистику, от морозов и календаря до особенностей исполнения госконтрактов, сошлись вместе и наложились на эпидемические особенности отдыха и труда накануне и после Нового года. Росстат обещает в будущем «снизить объемы уточнений», сейчас же о промпроизводстве проще судить по непрямым показателям или пока не судить вообще.

С изменением подхода Росстата к уточнению части макроэкономических данных, о котором “Ъ” неоднократно писал, участившиеся публикации ведомством заметно пересмотренных оперативных данных становятся привычнее. В этот раз статистики увеличили результат промпроизводства в 2020 году на 0,3 процентного пункта (п. п.), до минус 2,6%, благодаря показателям декабря, в котором результат был увеличен на 2,3 п. п., до 2,1%. Улучшены данные по обработке, декабрьский выпуск которой в годовом выражении дооценен на 3,5 п. п. благодаря итоговым данным «первичного учета и бухгалтерской отчетности, а также новой оценке производственной активности».

Среди секторов заметнее всего показатели были улучшены в производстве:

  • лекарств и медматериалов (рост показателя на 1,1 п. п. после уточнения данных о выпуске лекарственных препаратов, реагентов диагностических и прочих фармацевтических препаратов);
  • прочей неметаллической минеральной продукции (плюс 3 п. п.);
  • компьютеров, электроники и оптики (17,1 п. п.), в том числе из-за медоборудования;
  • электрооборудования (5,4 п. п.);
  • машин и оборудования, «не включенных в другие группировки» (5,3 п. п.);
  • автомобилей (на 0,9 п. п.) и комплектующих для них (на 2,5 п. п.).

Аналитики называют такой всплеск выпуска в декабре 2020 года «атипичным», но соглашаются с Росстатом, что он мог быть вызван «закрытием длинных больших контрактов во многих отраслях», в том числе связанных с пандемией. “Ъ” ранее отмечал нетипичный всплеск выпуска в декабре на фоне ухудшения конъюнктурных показателей (см. “Ъ” от 26 января).

«Такая динамика выпуска отражает не столько реальную интенсивность производственных процессов на предприятиях, сколько особенности закрытия производственных заказов и предоставления отчетности, в том числе в условиях действия ограничительных мер»,— говорит Владимир Сальников из ЦМАКП. Вероятно, в декабрьскую отчетность попала часть выпуска компаний в течение всего 2020 года. Даже с учетом сезонности декабрьский пересмотр на серии Росстата выглядит статистическим выбросом (см. график).

При этом Олег Засов из Института исследований и экспертизы ВЭБ.РФ, приветствуя, по его словам, также ожидаемый позитив декабрьской статистики Росстата, отмечает, что ведомство давно просит правительство отсрочить на месяц публикацию оперативной статистики промпроизводства, но пока без результата. Дело в том, что от компаний требуется предоставлять такие данные не позднее четвертого рабочего дня после окончания месяца, что делает данные малоинформативными. Кроме того, публикацию более качественной оперативной статистики усложняет затянувшийся отказ от бумажной отчетности. Тем не менее в Росстате обещают, что столь масштабных пересмотров обновление подходов ведомства к сбору и публикации данных позволит избежать в обозримом будущем. «Ранее Росстат не использовал практику скользящего оперативного уточнения данных. Как результат, раз в полугодие или реже происходили значительные пересмотры временных рядов. Новые правила учета обновленных данных респондентов позволят снизить объемы коррекции временных рядов и упростить их анализ»,— пояснили “Ъ” в ведомстве.

Оценка Росстата динамики промпроизводства в январе (минус 2,5% в годовом выражении) лишь подтверждает, что декабрьский рост не стоит оценивать всерьез.

Трактовку этой оценки усложняет не только невысокая надежность оперативной информации, но и целый набор выделяемых статистиками дополнительных эффектов: календарный — в январе 2021 года было на два рабочих дня меньше, чем год назад (при этом обсуждать реальную картину новогодних графиков работы, изменившихся из-за коронавирусных ограничений, сейчас почти невозможно); климатический — январь 2021 года в России вошел в число 15 самых холодных за историю наблюдений; эпидемиологический. «Первая оценка промпроизводства больше не имеет значения. Пробираясь сквозь статистический шум, можно отметить, что ослабление ограничений ОПЕК+ должно поддержать промышленность в 2021 году, хотя оптимизм в отношении восстановления потребления все еще нуждается в подтверждении»,— заключает Дмитрий Долгин из ING. А Владимир Сальников из ЦМАКП оценивает, что «по тренду» промышленность находится на уровне октября-ноября 2020 года — минус 3%.

Оценки аналитиков подтверждают и опубликованные в понедельник данные (на 15 февраля) опросов промышленности Института Гайдара, основной движущей силой позитива в которых остаются ожидания роста спроса и мониторинга финансовых потоков Банком России. Там основной позитив фиксируется в добыче и госсекторе, а в отраслях, ориентированных на потребительский спрос, объем финансовых потоков перешел к снижению относительно среднего в прошлом квартале (минус 4,5%) после умеренного роста на предыдущих неделях. Исходя из оценок ЦБ на прошлой неделе, восстановление продолжается, возможно, даже быстрее, чем ранее, но убедиться в этом с цифрами в руках почти невозможно.

Источник: kommersant.ru

Please follow and like us:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *